Фридрих Лоер, ISG: «Если работы нет внутри страны – почему не искать за ее пределами?»

В последние два года украинский IТ-рынок рос, вопреки общей негативной рыночной ситуации. Только за 2015 год местные компании на 10-12% увеличили количество сотрудников, а за пару лет число занятых в…

Фридрих Лоер, ISG: «Если работы нет внутри страны – почему не искать за ее пределами?»

Фридрих Лоер, ISG: «Если работы нет внутри страны – почему не искать за ее пределами?»

В последние два года украинский IТ-рынок рос, вопреки общей негативной рыночной ситуации. Только за 2015 год местные компании на 10-12% увеличили количество сотрудников, а за пару лет число занятых в сфере IТ может удвоиться и достичь 200 000 человек. Большая часть – сотрудники сервисных компаний, аутсорсинг. Но обеспечить рост сможет только наличие клиентов, готовых платить за работу украинских программистов и разработчиков.

Фридрих Лоер – один из партнеров компании Information Services Group, которая помогает своим клиентам (среди которых – крупные автомобильные и авиакомпании) находить исполнителей для выполнения IТ-подрядов. В Украину Фридрих приехал ознакомиться с возможностями местных аутсорс-компаний и больше узнать обо всей IТ-среде страны. В разговоре с Forbes эксперт делится своим мнением по поводу аутсорсинга и причин выезда программистов за рубеж.

– Какова ваша основная задача в Украине?

– На текущий момент в Украине я – гость компании Luxoft, но приехал сюда изучать страну и ее возможности. У меня есть клиенты, которые локально расположены в Германии, сфокусированы на немецкий рынок. Моя задача – помочь им найти компании для выполнения всех видов IТ и инжиниринговых услуг.

Эти клиенты ищут три ключевых пункта: возможности, потенциал и финансовые выгоды. И, безусловно, должный уровень качества выполнения задач. Сейчас моя миссия состоит в том, чтобы понять, на что способны местные сервисные компании. Я изучаю, что может дать ваша страна, изучаю ее возможности (с точки зрения экономических и правовых перспектив).

– Другими словами, вы прощупываете почву местного рынка, верно?

– Да, все верно. Чтобы предоставить своим клиентам рекомендации возможных поставщиков услуг, я должен сделать экспертную оценку рынка и понять, на что способны местные компании.

– А кто числится среди ваших клиентов? Автомобильные компании?

– Да, крупные автомобильные компании есть в числе наших клиентов, но работаем мы не только с ними. Работа компании построена таким образом, что у каждого из девяти партнеров (Фридрих – один из них. – Forbes) есть свое направление и свои клиенты. К примеру, лично я веду некоторые компании из DAX30, много крупных и мелких игроков. И моя задача – помочь им реализовать свои стратегии поиска поставщиков.

Аутсорсинг может стать серьезной возможностью для страны, ведь людям приносят работу из-за рубежа, которая хорошо оплачивается

У этих компаний есть возможность и самим разрабатывать серьезные IТ-продукты, но это потребует больше времени и денег. Поэтому консалтинговые фирмы, как мы, должны искать внешних исполнителей, готовых помочь решить задачи наших клиентов. Стоит учесть один момент: на сегодняшний день заказчикам нужно уже не просто разработать приложение или сделать для него дизайн.

Речь о требующей ресурсов и опыта разработке полноценного продукта. Например, как принести ІТ в такой продукт, как стиральная машина: не каждый провайдер ІТ-услуг знает, как это сделать. Поэтому мы смотрим на крупные украинские сервисные компании, способные брать и выполнять такие заказы.

Давайте учитывать и тот факт, как быстро меняется и оцифровывается наш мир. К примеру, сейчас человеку неинтересно иметь просто автомобиль. Он хочет иметь в нем тот же Spotify (стриминговый сервис для прослушивания музыки. – Forbes), чтобы слушать любимые песни в любой момент. Поэтому производитель теперь должен позаботиться о том, чтобы в автомобиле был доступ к подобным системам, которые могут упростить его жизнь и расширить количество возможностей самого продукта. Все это требует сил и времени для разработки программного обеспечения, способного соединять в себе эти функции, и в будущем число таких заказов будет только расти.

– Германия – одна из самых крупных IТ-стран Европы и мира. Но даже с учетом этого ваши клиенты вынуждены искать себе «помощников»?

– Сегодня Германия сильно меняется: от страны-производителя к стране-создателю. Поэтому сейчас большое число бизнес-процессов и IТ-задач переносится за ее пределы, где трудовые ресурсы доступны по адекватным ценам.
Но даже при этом местные компании не могут найти инженеров и разработчиков, им необходимо все больше и больше специалистов: в самой стране просто демографически нет такого числа людей. Поэтому множество компаний ищет себе подрядчиков за пределами страны для передачи части заказов сервисным компаниям.

– Обращая внимание на ваш опыт, расскажите, что может дать стране большая аутсорс-среда, и даст ли это что-то вообще?

– Все заключается в том, дает ли это выгоду для рынка, есть ли здесь на чем заработать, есть ли ресурсы для выполнения этой работы. Лучше всего привести пример Индии, где аутсорсинг развит невероятно сильно. Еще несколько десятков лет назад у них были большие проблемы с качеством жизни, миллионы людей были безработными.

Правительство страны ухватилось за возможность исправить это через обучение населения, они много инвестировали в это. А затем все пошло по простому сценарию: если работы нет внутри страны, так почему же не искать ее за пределами – трудовые ресурсы начали экспортировать в виде выполнения аутсорсинговой работы.

Фридрих Лоер

Такой же сценарий сегодня проходит Украина, насколько я понимаю. У вас есть много умных и высококвалифицированных молодых ребят, но они испытывают недостаток занятости. Аутсорсинг может стать серьезной возможностью для страны, ведь людям приносят работу из-за рубежа, которая хорошо оплачивается. Фактически, это создает большое количество рабочих мест для образованных людей внутри страны.

Здесь важно отметить, что сектор должен развиваться. Одно дело, когда вы просто выполняете чужие заказы – это хорошо, ведь у людей появляется работа. Но важно, чтобы со временем местные компании начинали создавать свой продукт, инвестировали деньги в разработку, исследования. Сейчас этим занимаются крупные украинские аутсорс-компании, и это важно.

В будущем это позволит перейти от статуса «подрядчик» к «создателю». Поэтому когда мы говорим о перспективах, имеется в виду развитие. В противном случае страна будет оставаться в положении поставщика дешевой рабочей силы. Именно поэтому сейчас такие страны, как Германия, много инвестируют в инженерные разработки, чтобы поддерживать их экономическую позицию.

– В Украине также есть свои проблемы. Например, IТ-специалисты, которые выходят на уровень senior, получают предложения и выезжают работать в другие страны. Как оставить этих людей здесь? Возможно, стоит переводить аутсорс во что-то более интересное или же максимально развивать стартап-культуру?

– Если говорить о том, как оставлять предпринимателей внутри страны, то здесь многое касается исключительно уровня жизни конкретной рабочей силы. Мне кажется, это зависит не столько от компаний, сколько от правительства, а также культурных и политических условий.

Софт через пару лет, скорее всего, начнут писать роботы или компьютеры вроде того же Watson. Но всегда нужны будут люди, которые помогут разрабатывать исследовать новые направления, работать над созданием будущего

Стартапы – это отдельная история. Нужно понимать, что они работают там, где сумели найти покупателей, и где они могут заработать деньги. Поэтому, если предприниматель видит, что его основной клиент ведет бизнес в другой стране, его будет трудно удержать в Украине. Конечно же, многие клиенты учитывают возможности сохранения авторских прав, и предпочитают работать в тех странах, законы которых могут гарантировать их защиту.

– А если говорить о создании собственного производства в Украине, что лучше делать – софт или железо? К примеру, IBM, где вы работали много лет, продала все свое «железное производство», и теперь занимается работой над облачными технологиями. За этим – будущее?

– Я не могу говорить от имени IBM, но со своей «колокольни» скажу следующее. Сегодня IBM все так же имеет дело с «железом». Однако это в большей степени разработка, а не производство.

– Сверхмощный компьютер Watson…

– Не только. К примеру, компании – производители игровых приставок, такие как Sony Playstation, необязательно сами занимаются разработкой встроенных процессоров самостоятельно. Им такие услуги предлагают разработчики «железа», вроде той же IBM. Уже много лет компания успешно занимает первую строку в списке самых активных разработчиков – она регистрирует сотни или тысячи патентов ежегодно.

Я веду к тому, что тот же софт через пару лет, скорее всего, начнут писать роботы или компьютеры вроде того же Watson. Но всегда нужны будут люди, которые помогут разрабатывать такие вещи, исследовать новые направления, работать над созданием будущего. Как по мне, это важный и востребованный бизнес, у которого есть будущее. И зависит оно не от страны, а от наличия подготовленных кадров.

– На момент нашего разговора вы уже успели провести в Киеве некоторое время и познакомились с местными компаниями. Каковы впечатления?

– Наверное, первое, что стоит отметить, это высокая мотивация людей. Все, кого я встретил, имеют желание сделать больше, у них отличная мотивация, и, что хорошо, есть знания, и даже опыт с наличием большого портфолио от клиентов. Мне также посчастливилось встретиться с Дмитрием Шимкивым. Приятно, когда в правительстве работают люди (ранее Шимкив был генеральным директором Microsoft Украина. – Forbes), имеющие знания и опыт в этой индустрии, понимающие процессы и вызовы. Однозначно, это хороший знак.

– Не так давно в одну из крупнейших аутсорс-компаний Украины инвестировал Джордж Сорос. Для ваших клиентов это что-то значит?

– Я не могу говорить от их имени или от имени Сороса. Но если говорить о подобной инвестиции, то стоит понимать: Джордж Сорос – очень успешный инвестор, который заработал на инвестициях огромные деньги. Как думаете, стал бы он просто сжигать свои средства в Украине? Ответ очевиден. Потому такая инвестиция всегда будет хорошим знаком.

– Вы работаете с автомобильными компаниями, напоследок – вопрос о будущем. Увидим ли мы авто от Apple и сбудется ли предсказание Сергея Брина, что в будущем люди не будут водить лично?

– У меня два сына. И у них нет автомобилей. По их словам, личные автомобили им попросту не нужны, в отличие от последней модели смартфона или удобных сервисов, которые помогают упрощать себе жизнь.

– В Европе многие думают об окружающей среде…

– На самом деле, не так и много. Дело в другом: для людей машина сегодня перестала быть чем-то особенным, и часто предоставляет больше трудностей, чем удобств. К примеру, в крупным немецких городах мало парко-мест, а сама парковка очень дорогая. Зачастую дешевле вызвать такси или воспользоваться шерингом автомобилей.

Вдобавок, сегодня сильно меняются интересы подрастающего поколения. Еще 20 лет назад реклама машины была сосредоточена на лошадиных силах и мощности двигателя авто. Сегодня же производители указывают, что машина может легко подключиться к вашему iPhone и запустить Spotify либо прочесть свежий имейл.

Если же говорить об автомобилях от компаний, которые ранее этим не занимались, то они очевидно смогут это сделать. Почему? Опять же, вспомните ситуацию 30-летней давности. Тогда дешевый автомобиль имел базовый функционал без скорости и особого комфорта, а дорогой все умел, но был доступным немногим. Сегодня же даже самая дешевая машина имеет все необходимое для достаточно комфортной езды.

Изменился рынок и возможности, поэтому компании, у которых есть деньги (а, к примеру, у Apple/Google они в избытке), могут за несколько лет также выйти на автомобильный рынок, поскольку фокус сдвигается с базового функционала машины к другим ее возможностям, таким как подключение к различным медиа или автономному вождению.

По материалам: Forbes

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × 2 =