Может ли Венгрия научить Украину конвертировать ипотечные кредиты

  Проблема ипотечных кредитов, в свое время предоставленных населению в иностранной валюте, не теряет своей остроты. Многократные попытки законодателей урегулировать этот вопрос до сих пор не увенчались успехом. Так, президент…

Может ли Венгрия научить Украину конвертировать ипотечные кредиты

 

Может ли Венгрия научить Украину конвертировать ипотечные кредиты

Проблема ипотечных кредитов, в свое время предоставленных населению в иностранной валюте, не теряет своей остроты. Многократные попытки законодателей урегулировать этот вопрос до сих пор не увенчались успехом. Так, президент Петр Порошенко недавно ветировал закон №581-VIII о реструктуризации валютных кредитов, принятие которого в июле текущего года было крайне негативно воспринято банковской средой и чуть не вызвало парламентский кризис в стране. Альтернативный ему документ, подготовленный Кабмином, хотя и громко анонсирован министром финансов, однако все еще не зарегистрирован в ВР. В поисках возможных путей выхода из «ипотечного пата» эксперты, банкиры, вкладчики и законодатели пытаются обратиться к зарубежному опыту, в частности – венгерскому. Однако ситуация, сложившаяся в Украине, во многом уникальна, и не располагает к строгому копированию зарубежных алгоритмов. Почему это так, Forbes рассказал глава правления ОТП Банка Тамаш Хак-Ковач.

Во время моей последней встречи с представителями Кредитного майдана был задан вопрос: «Почему Венгрия (в отличие от Украины) смогла решить вопрос валютных ипотечных кредитов?» Поскольку вопрос действительно интересен, стоит прояснить некоторые мифы, существующие вокруг венгерского решения.

В качестве отправного пункта важно знать, что валютные ипотечные кредиты в Венгрии были конвертированы только 1 февраля 2015 года. Хотя будет справедливым добавить, что на протяжении 2011 года предоставлялась возможность полной выплаты кредитов по субсидированному обменному курсу.

Верховный суд Венгрии, называемый Kuria, летом 2014 года постановил, что валютные кредиты не являются нелегальными, а риск курсовой разницы должен ложиться на заемщика. В то же время Суд пришел к решению, что некоторые комиссии и повышения процентных ставок, применявшиеся банками – нелегальны, и обязал банки к их возмещению.
В качестве отправного пункта важно знать, что валютные ипотечные кредиты в Венгрии были конвертированы только 1 февраля 2015 года. Хотя на протяжении 2011 года предоставлялась возможность полной выплаты кредитов по субсидированному обменному курсу
Основываясь на решении Суда, правительство и Ассоциация банков приступили к окончательному решению этого вопроса. Они пришли к соглашению: провести конвертацию по текущему обменному курсу, и более того – возместить комиссии одновременно с конвертацией, чтобы снизить ежемесячную нагрузку на заемщиков.

К этим соглашениям пришли в начале ноября, но банкам потребовалось три месяца, для того чтобы технически подготовиться к их исполнению.

Почему венгерское правительство отреагировало только в 2015 году, а не раньше?

Во-первых, многие участники событий надеялись на то, что решение Суда объявит валютные кредиты нелегальными, это позволит провести конвертацию по курсу ниже рыночного. В июне Верховный суд развеял все надежды и опасения, подготовив почву для конвертации.

Во-вторых, потребовалось несколько лет для того, чтобы процентные ставки в венгерском форинте снизились до уровня ставок в евро или швейцарских франках. Барьер в 2% был пройден только в марте 2015 года (сейчас они находятся на уровне 1,35%). При высоких процентных ставках конвертация была бы экономически невозможной, поскольку еще более высокие ежемесячные платежи стали бы неподъемными для заемщиков.

В-третьих, вопрос касался соотношения объема портфеля, подлежащего конвертации, к валютным резервам страны. В конце 2014 года эти кредиты составляли только 9 млрд евро (если сравнивать с 19 млрд в пиковый момент), и поэтому Национальный банк должен был продать банкам для конвертации всего около четверти своих резервов.

Даже если бы это решение можно было скопировать, оно не отвечало бы требованиям активистов Кредитного майдана, которые отказываются от конвертации по рыночному обменному курсу и процентным ставкам

И последняя, но не менее важная причина: венгерская экономика и ее банковская система существенно укрепились в период между 2009 и 2015 годами, и больше не были столь чувствительными к рыночным потрясениям и могли пройти через требуемую конвертацию.

Думаю, нет нужды детально объяснять, почему венгерское решение неприменимо к Украине (достаточно вспомнить, что процентные ставки в гривне в десять раз выше венгерских, резервы НБУ – на историческом дне, а украинская экономика и ее банки сегодня уязвимы, как никогда).

Даже если бы это решение можно было скопировать, оно не отвечало бы требованиям активистов Кредитного майдана, которые отказываются от конвертации по рыночному обменному курсу и процентным ставкам.

Я считаю, что Украина может найти свое собственное решение для проблемы валютной ипотеки, и возможные варианты решения уже разработаны как законопроекты. И это украинское решение тоже сможет войти в экономическую историю – как альтернатива венгерскому варианту.

По материалам: Forbes

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девять + три =