Почему гривна снова падает

Что происходит с национальной валютой и почему МВФ здесь ни при чем Несмотря на декларируемую «стабилизацию», курс национальной валюты снова становится темой номер один, что вынудило премьер-министра Арсения Яценюка созвать…

Почему гривна снова падает

Что происходит с национальной валютой и почему МВФ здесь ни при чем

Почему гривна снова падает

Несмотря на декларируемую «стабилизацию», курс национальной валюты снова становится темой номер один, что вынудило премьер-министра Арсения Яценюка созвать совет финансовой стабильности, хотя его влияние на ситуацию довольно сомнительно. Еще вчера курс на межбанке перешагнул за 25 гривен за доллар, а на черном рынке – вырос до 27,50 гривны.

Это побудило регулятор продать на аукционе $40 млн с курсом отсечения 24,7 гривны за доллар. Сегодня межбанк удалось сбить до уровня 24,6 гривны, а наличный рынок ушел немного ниже 27 гривен за доллар. Впрочем, вопрос неопределенности относительно будущего национальной валюты нарастает, все чаще называется отметка в 30 гривен за доллар.

У Национального банка с каждым днем – все больше критиков. И судя по всему – заслуженно. Декларируя переход к инфляционному третированию, он не справляется ни с инфляцией, ни с удержанием курса национальной валюты. Плавающий курс гривны зачастую оказывается плывущим в одну сторону, а именно – в сторону падения. Очередной прогноз инфляции на уровне 12% уже сейчас большинство экспертов называют слишком оптимистичным.

Регулятор же ссылается на фундаментальные факторы, в частности, на «падение цен» на сырьевых рынках. Некоторые эксперты его мнение разделяют.
«Понятно, что не все хорошо. Есть такие факторы, как фундаментальные – такие как мировой рынок – все, что происходит с сырьем, давит на гривну. И оно будет продолжать давить на гривну весь год и больше, пока мы будем плотно привязаны к сырью, а сейчас мы очень привязаны, – констатирует специалист отдела продаж ценных бумаг ИК DragonCapital Сергей Фурса. – Есть чисто украинские поводы – наши праздники – ликвидность маленькая. Американский – нет экспортеров, наш рынок тут же не выдерживает. Еще один важный момент в том, что в конце декабря правительство выдало много денег. Выполнило свои обязательства. Много ликвидности пришло, часть этих денег осела на валютном рынке». Однако Фурса добавляет, что поводов для паники нет, и НБУ все еще контролирует межбанк.

Нацбанк не справляется ни с инфляцией, ни с удержанием курса национальной валюты

Куда скептичнее настроен казначей одного крупного банка. «Ничего хорошего не могу сказать. Политика НБУ не всегда поддается логике. Когда очень большой спрос, они выпускают заявки. А, когда более-менее нормальный, их придерживают, чтобы выпустить потом в кучу. Дают расти рынку, когда это можно было бы потушить очень быстро», – объясняет банкир на правах анонимности в разговоре с Forbes.

В любом случае, урезая заявки от импортеров, НБУ провоцирует рост спроса на черном рынке, где валюта доступна всем, и в достаточных количествах, но по курсу, который значительно отличается от официального. При этом НБУ этот рынок не контролирует. «Создав несколько курсов в результате введения админограничений, которые действуют уже более полутора лет, центробанк в итоге вообще не оказывает никакого влияния на огромную часть рынка, которая такими стараниями выведена в тень», – подчеркивает финансовый аналитик Иван Угляница.

При этом опасение вызывает то, что очередной виток девальвации имеет сильный психологический эффект. НБУ своими действиями показывает, что может держать курс в узком коридоре только до очередного внешнего или внутреннего шока, в результате чего как субъекты хозяйствования, так и население предпочитают хранить свои сбережения в валюте, провоцируя рост спроса.

Урезая заявки от импортеров, НБУ провоцирует рост спроса на черном рынке, где валюта доступна всем, и в достаточных количествах, но по курсу, который значительно отличается от официального

Декларации НБУ о том, что население продает больше валюты, чем покупает, свидетельствуют лишь о реальном падении уровня доходов населения, и о том, что рынок все больше уходит в тень. «Сейчас ситуация тяжелая, конечно, и сам НБУ загнал себя в еще более сложную ситуацию, из которой непросто найти безболезненный выход», – признает Угляница.

В то же время остается неясной судьба последующих траншей от МВФ, которые имеют психологическое влияние на рынок. Хотя, учитывая, что транши практически никак не используются, складывается впечатление, что они не столько влияют на стабильность национальной валюты, сколько их задержка дает поводы спекулянтам подогревать спрос на валюту.

Но даже это никак не отменяет обязанность регулятора вести вменяемую монетарную политику, которая бы не давала поводов населению ежеквартально обсуждать рост курса валют. Пока же регулятор с этой задачей не особо справляется.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × три =