Зачем Европа тормозит безвизовый режим с Украиной

Зачем Европа тормозит безвизовый режим с Украиной

И каковы настроения западного истеблишмента в этом вопросе

Предоставление Украине безвизового режима с ЕС в очередной раз откладывается. Таков прискорбный итог саммита «Украина-ЕС», прошедшего в Брюсселе на прошлой неделе. При всем показном оптимизме украинских властей и наличии утешительных спичей со стороны некоторых европейских чиновников, стал более чем очевиден лагерь «укроскептиков», усиленно тормозящих внедрение визовой либерализации для Украины. О том, почему так происходит и какие настроения царят в политикуме европейских стран, находя свое отражение в западной прессе, специально для Forbes проанализировал эксперт Александр Ланецкий.

Фактически идея евроинтеграции в восприятии рядовых граждан Украины сводится к двум вещам: безвизовому режиму с Шенгенской зоной прямо сейчас и зарплате «как в Европе» в обозримом будущем. Украинцев, в подавляющем большинстве, практически не волнуют вопросы толерантности, а борьба с коррупционерами зачастую интересна только в контексте возможности занять их место.

А вот возможность поехать в Париж, Милан или Прагу без унизительной процедуры получения визы действительно объединяет все слои общества. Исключение составляет разве что очень узкая прослойка владельцев дипломатических паспортов Украины (министры, народные депутаты и некоторые чиновники и судьи высшего ранга) – они для себя эту проблему уже решили. Поэтому очередная отсрочка «безвиза» так болезненно воспринимается в Украине.

«Бедные, но гордые»

После Евромайдана Украина пошла на подписание Соглашения об ассоциации с ЕС, несмотря на замечания скептиков, что от него в первую очередь выигрывают страны Евросоюза. Практически за каждым экономическим положением Соглашения стоит какая-то конкретная группа в странах Европы, получающая от его реализации конкретную выгоду (что очень хорошо иллюстрирует давление на Украину с целью отменить запрет на вывоз леса-кругляка).

В то же время от отмены визового режима с Украиной не выиграет практически никто в Евросоюзе. Допущения о теоретическом увеличении туристического потока для европейцев – «разговоры в пользу бедных» в прямом смысле слова. Несмотря на статистику по увеличению пассажиропотока украинских аэропортов или количеству проданных в стране новых автомобилей (за 9 месяцев с.г. продажи выросли на 40%), сегодняшняя Украина для европейцев – это самая бедная страна Европы со средней зарплатой ниже 200 евро, с невиданным уровнем коррупции и не утихающей войной. Практически, это новое Косово, только значительно большее по своим размерам – с 45-миллионным населением и потенциально большими угрозами.

В целом тему е-деклараций не обошло вниманием ни одно крупное европейское издание. Общий тон – украинские чиновники при мизерных зарплатах в несколько сот евро декларируют миллионы наличных

Укреплению такого имиджа родной страны очень способствуют сами украинские политики, активно поливающие друг друга грязью не только на родине, но и в европейских кабинетах и СМИ. И, надо сказать, не беспочвенно. Буквально перед стартом саммита «Украина-ЕС» европейские газеты были заполнены сообщениями о скандале с декларациями украинских политиков и чиновников: «Украинская элита спит на матрасах, набитых миллионами», – пишет датская Politiken, ей вторит датский же Berlingske и норвежский Aftenposten.

В целом эту тему не обошло стороной ни одно крупное европейское издание. Общий тон – украинские чиновники при мизерных зарплатах в несколько сот евро декларируют миллионы наличных (что само по себе уже дико для западного человека, привыкшего жить скромно и в долг), дорогие часы, недвижимость, машины и яхты. Вывод прост – в Украине процветает тотальная коррупция и нечистоплотность элиты. Накануне визита Петра Порошенко в Брюссель французский новостной канал France 24 посвятил репортаж этому же скандалу, пройдясь по окружению украинского президента.

В австрийской die Press была опубликована статья о трудностях внедрения реформ в Украине. Общий посыл – Европа устала от Украины и ее проблем с войной, коррупцией и буксующими реформами, отсюда и трудности с безвизовым режимом, усугубленные российской позицией.

Несколько особняком стоит статья британской The Guardian, в которой прямым текстом передаются мысли опрошенных журналистом молодых украинцев. В целом ее тон – уныние и пессимизм от безвыходного положения в Украине. По ее прочтении складывается один образ – «там жить нельзя», и народ явно хочет оттуда сбежать при первой возможности.

Все это только подтверждают результаты опросов, указывающие, что до 65% украинцев стремятся уехать на ПМЖ за границу. Можно спорить об их объективности, но эти цифры фигурируют и в отчетах посольств, направляемых из Киева в европейские столицы.

Многоликая евробюрократия

В целом украинцам надо отдавать себе отчет в том, как принимаются те или иные решения в Евросоюзе. Там, несмотря на резко усилившуюся после 2009 года бюрократию, решающее слово все же остается за Европейским Советом (высший орган ЕС, состоящий из глав всех государств) и Советом министров (профильные министры, принимающие решения по вопросам своей зоны ответственности). При этом по ключевым вопросам каждая страна-член ЕС имеет право вето.

В странах ЕС нет ни одной мало-мальски значимой силы, заинтересованной в отмене для Украины визового режима с шенгенской зоной. Фактически единственными провайдерами идей визовой либерализации оказались два высших чиновника Евросоюза – председатель Европейского Совета Дональд Туск и председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. Именно от них исходил положительный сигнал Киеву, что на саммите будет наконец-то объявлено о либерализации, и, вероятно, опираясь на эти сигналы, Петр Порошенко и уверял граждан Украины в скором решении вопроса.

Признание, что ни один потенциальный кандидат (особенно Турция и Украина) уже ни имеет никаких шансов на вступление в ЕС, перечеркнет все то, что они делали по отношению к этим странам последние годы

Фактически же сейчас, после Брексита, победы Трампа и при все возрастающих шансах на победу во Франции правых евроскептиков, весь проект евроинтеграции оказался под угрозой.

Последние годы еврочиновники ощутили огромную силу и фактически диктовали свои условия странам-членам. Пока это касалось новых членов, типа Венгрии, Латвии, Кипра или даже Греции, – это легко сходило им с рук. Но после того как Еврокомиссию возглавил бывший премьер Люксембурга Юнкер и они поставили себя выше Франции, Италии или Великобритании, – это вызвало всплеск возмущения национальных элит, вылившийся в Брексит и неминуемое поражение левых и центристов во Франции.

Еврокомиссия по инерции все еще проводит политику, направленную на глобализацию и расширение. И признание, что ни один потенциальный кандидат (а особенно Турция и Украина) уже ни имеет никаких шансов на вступление в ЕС, перечеркнет все то, что они делали по отношению к этим странам последние годы. Как заявил Жан-Клод Юнкер, «Мы должны либерализовать визовый режим с Украиной, иначе это станет угрозой всем ее евроинтеграционным проектам». Европейские дипломаты в частных беседах говорят, что так он намекает на возможный реванш в Украине пророссийских сил по аналогии с результатами недавних выборов в Молдове и Болгарии. Об этом же накануне саммита писал влиятельный бельгийский политический сайт EUobserver.com.

В то же время, Туск – это уже «хромая утка»: 31 марта 2017 года его полномочия истекают. И Польша уже заявила, что не будет поддерживать его выдвижение на второй срок. Сам Юнкер же хоть должен пребывать на посту еще три года, уже успел перессориться со многими национальными политиками. И сразу после оглашения результатов референдума в Великобритании звучали требования о его отставке. А после вероятной победы евроскептиков весной 2017 года во Франции вопрос отставки Юнкера зазвучит еще острее. Поэтому нынешним еврочиновникам важно именно сейчас продемонстрировать личный успех в решении вопроса евроинтеграции Украины. Но, в таком случае, автоматически актуализируется и вопрос Турции.

«Не нужен нам берег турецкий…»

Так уже сложилось, что среднестатистический западноевропеец мало что знает об Украине, и ему, мягко говоря, глубоко безразличен вопрос визовой либерализации для украинцев. Но французы, итальянцы, а особенно – немцы и шведы хорошо знают, что такое турки и прочие мусульманские иммигранты. Весной сего года Евросоюз заключил соглашение с Турцией по беженцам: ЕС в обмен на закрытие Турцией границы для беженцев принял обязательства в том числе отменить визы в Шенгенскую зону для турецких граждан. В результате так называемый «балканский путь» был перекрыт (до закрытия им ежедневно пользовались до 15 000 человек, а всего прошло свыше 2 миллионов беженцев). Сейчас же альтернативным «сицилийским» маршрутом в ЕС прибывает около 1000 беженцев в день.

Соответственно, Турции, в отличие от Украины, есть чем шантажировать Евросоюз в случае невыполнения договоренностей по либерализации визового режима. В ЕС уже сейчас живет крупная турецкая диаспора – более 3 млн человек в ФРГ, 100 000 в Швеции, а также изрядное число – в Норвегии, Дании, Австрии, Нидерландах, Франции и Греции. Турки занимают второе место после уроженцев Марокко по количеству натурализовавшихся граждан Евросоюза.

Либерализовать сейчас визовый режим с любым государством и при этом обойти Турцию политически невозможно. У турок есть конкретный механизм влияния на Евросоюз – они держат в руках ключи от «балканского пути» для беженцев

Все опрошенные автором высокопоставленные европейские дипломаты в один голос упоминали турецкую проблему. По их словам, либерализовать сейчас визовый режим с любым государством и при этом обойти Турцию политически невозможно. У турок есть конкретный механизм влияния на Евросоюз – они держат в руках ключи от «балканского пути» для беженцев.

В то же время турецкий лидер Эрдоган проводит достаточно авторитарную политику, резко контрастирующую с «европейскими ценностями» – чего стоят одни аресты десятков тысяч оппонентов. Европейцы уже сейчас столкнулись с десятками и даже сотнями прошений от турецких оппозиционеров о предоставлении политического убежища. В европейских столицах зреют реальные опасения, что в случае отмены виз десятки тысяч турецких граждан (оппозиционных или псевдооппозиционных к действующему в Турции режиму) двинутся за лучшей жизнью в Евросоюз. Тем более, что в богатых ФРГ, Швеции или Австрии у них могут оказаться уже обосновавшиеся родственники. Правда, именно эти родственники, как и натурализованные во Франции синегальцы и марокканцы, и есть главные противники либерализации – именно на их плечи изначально ляжет бремя содержания свежеприбывшей родни. Поэтому правые партии так уверенно и побеждают в «черных» пригородах Марселя и Парижа. 

Один высокопоставленный дипломат из Брюсселя заметил: есть реальные опасения, что «турки начнут выдавать свои паспорта беженцам, и те смогут совершено легально ехать в страны ЕС». Ранее другой еврочиновник среднего ранга в приватной беседе высказал иное опасение: «при теперешнем уровне коррупции в Украине, а также мизерном официальном доходе украинских чиновников, вполне реальна ситуация, когда после отмены виз для украинских граждан беженцы из третьих стран устремятся в Украину. Они будут там покупать у коррупционеров легальные украинские паспорта и дальше уже легально пересекать границу с ЕС. Сейчас мы знаем, что сирийцы, афганцы и  нигерийцы платят посредникам около 10 000 евро за место на корабле, плывущем к итальянским или греческим берегам. Вы уверены, что украинский чиновник в каком-то Богом забытом райцентре устоит перед таким искушением?». Аргумент, что предоставление украинского гражданства по закону – это компетенция далеко не чиновника из районного ОВИРА, а лично президента Порошенко, натолкнулся на усмешку: «Вы-то сами верите, что этот закон работает в такой коррумпированной стране?».

Фактически украинцы становятся заложниками европейско-турецких отношений и негативного имиджа своей страны.

Анклав негатива

Председатель Европарламента Мартин Шульц заявил, что противниками либерализации визового режима ЕС с Украиной является группа стран  во главе с Францией (сюда также входят Бельгия, Венгрия, Италия, Германия и, возможно, Нидерланды). Все эти страны объединяет два вопроса. Во-первых, в скором времени им предстоят выборы президента или парламента (в Бельгии и Венгрии в 2018-м, в Италии ожидаются внеочередные после провала референдума о реформе госуправления в декабре с.г.). А во-вторых, все они так или иначе пострадали от нашествия беженцев – Италия и Венгрия стали транзитными странами для сотен тысяч нелегальных иммигрантов, а ФРГ, Франция и страны Бенилюкса – конечными пунктами следования для многих из них.

Уже сейчас все опросы общественного мнения показывают резкий рост популярности в этих странах правых и право-популистких партий. Можно с высокой долей вероятности предположить, что выборы во Франции выиграет правый президент, скептически настроенный к приему беженцев. То же самое наблюдается и на парламентских выборах в Нидерландах и Италии. Поэтому сейчас, в преддверии выборов, рисковать и открывать границу для потенциальных сотен тысяч и даже миллионов нелегальных мигрантов с востока (турок и украинцев) никто не хочет.

Франция и примкнувшие к ней страны требуют для начала полностью согласовать процедуру автоматической остановки безвизового режима для стран, граждане которых «слишком им злоупотребляют, или если ситуация станет неконтролируемой»

В сложившейся ситуации становится понятна тактика европейских чиновников по затягиванию либерализации визового режима с Украиной (и Грузией, положительное решение о которой было принято несколько ранее). Франция и примкнувшие к ней страны требуют для начала полностью согласовать процедуру автоматической остановки безвизового режима для стран, граждане которых «слишком им злоупотребляют, или если ситуация станет неконтролируемой».

Также должна быть предусмотрена процедура быстрого выдворения на родину незаконно задержавшихся в ЕС граждан «безвизовых» стран. В современных условиях с этим могут возникнуть большие проблемы, так как в государствах Западной Европы приняты очень либеральные правила предоставления убежища беженцам. Один из западноевропейских дипломатов в частной беседе приводил такую ситуацию: «В случае безвизового режима оппозиционно настроенные турецкие журналисты или даже чиновники смогут легально приехать в Швецию или Германию и там просить политического убежища. И затем как минимум года два жить на пособие, ожидая решения по своему вопросу. То же самое может касаться и боевиков незаконных вооруженных формирований ДНР/ЛНР – ведь они в большинстве своем формально – украинские граждане, которым угрожает «политическое преследование в Украине».

Особенности национальной депортации

Сама процедура такой остановки действия безвизового режима требует выработки нового регламента, что обычно влечет за собой достаточно долгий бюрократический процесс согласования между Еврокомиссией, Европейским советом и Советом министров ЕС. При этом наблюдается разногласие с большинством в Европарламенте, которое хочет, чтобы в случае чего такая остановка касалась не всех граждан какого-то государства, а лишь конкретных «провинившихся» групп, с чем категорически не согласны большие западные страны.

Чтобы понять, как этот вопрос решается в действительности, надо осознать, как работает процесс выдачи Шенгенской визы. Украинский/турецкий гражданин приходит в визовый центр Шенгенского соглашения в своей стране и подает прошение вместе с вызовом от резидента Евросоюза. Европейский консульский дипломат, рассмотрев прошение, выдает визу. Все данные просителя попадают в единую базу данных ЕС. Если позже этот гражданин задерживается в Европе за правонарушение (от воровства до нелегальной работы), принимаются меры по его депортации. Правоохранители или служащие миграционного ведомства той страны, в которой произошло задержание, сажают его в самолет, из бюджетных денег оплачивают билет авиакомпании (а при необходимости – и сопровождение) и потом выставляет за это счет сначала стране, выдавшей правонарушителю визу, а та уже своему резиденту, оформившему приглашение для него.

По неофициальной статистике, львиная доля депортированных из стран Западной Европы украинских граждан въехали в ЕС по визам, выданным ближайшими странами-соседями

Вся информация о таких нарушителях собирается и систематизируется. Затем сопоставляются данные о квалификации каждого консульского работника, выдавшего визы таким непутевым «путешественникам», и пограничника, пропустившего их в ЕС. Кто выбивается из допустимой нормы, вполне может дождаться служебной проверки и оргвыводов. Кроме того, если визитер надумает просить в ЕС политического убежища, его прошение будет рассматривать страна, выдавшая ему въездную визу. В эту же страну он и будет депортирован, независимо от места подачи прошения. К слову, по неофициальной статистике, львиная доля депортированных из стран Западной Европы украинских граждан въехали в ЕС по визам, выданным ближайшими странами-соседями.

Европейские дипломаты в частных беседах на условиях анонимности добавляли: «Существует скептическое отношение к способности Украины выполнить свои обязательства, которое усиливается проблемами с внедрением реформ в стране. Все это подрывает и без того небольшое доверие, существующее к Украине – особенно в скептически настроенных странах. Кроме того, не исключено, что на эти страны оказывает влияние и российский фактор».

Две стороны одного саммита

Если просмотреть европейскую прессу, то можно найти подтверждение частному мнению одного из еврочиновников из Страссбурга: «Европейцам и в частности французам проблемы украинцев не интересны». Большинство европейских СМИ упоминало о саммите «Украина-ЕС» весьма коротко и вскользь. Так, на крупнейших новостных каналах Италии (Rai News 24) и Франции  (France 24 и BFMbusiness) о визите Петра Порошенко в Брюссель не сообщили ни разу.

При этом на международном телеканале Euronews на русском, украинском, английском, французском и немецких языках вышел идентичный оптимистический сюжет о саммите, в котором говорилось, что сроки либерализации визового режима пока откладываются, но не отменяются, и что влияние на этот процесс оказывают предстоящие выборы в ряде европейских стран.

В день саммита влиятельное немецкое издание Die Welt напечатало интервью с Петром Порошенко, в котором много говорится о важности сотрудничества между Украиной и ЕС. В самом конце Порошенко упоминает, что либерализация визового режима наравне с ратификацией соглашения об Ассоциации является для Украины очень важным и символическим жестом. Издание цитирует украинского президента:  «Ситуация позволяет нам поверить, что украинские граждане смогут путешествовать без визы в ближайшее время». Но при этом основной его акцент сводился к тому, что санкции против России должны быть сохранены.

В редакционной статье об итогах визита Порошенко в Брюссель, вышедшей на следующий день в Die Welt, было уже написано следующее: «Он говорил с нами о безвизовом режиме и финансовых реформах. Это важные, но незначительные вещи по сравнению со стратегическими задачами после победы на выборах в США Дональда Трампа».

Деловое издание Handelsblatt в короткой новости непосредственно в день визита сообщило о том, что Украина надеется на отмену Евросоюзом виз для ее граждан и на подписание энергетического соглашения. Вечером появился видео репортаж об акции Femen в Киеве у посольства ФРГ с требованием либерализации визового режима. Правда, несмотря на эпатажность мероприятия, особого интереса у читателей ресурса эта новость не вызвала, как и на других порталах, разместивших ее.

Зато накануне саммита в газете Frankfurter Allgemeine Zeitung и в Handelsblatt вышли почти идентичные репортажи из зоны АТО о «продолжающейся войне на Востоке Украины» и «тысячах беженцев, покинувших свои дома».

Можно сделать вывод, что отсрочка решения по безвизовому режиму для Украины на «после французских выборов» означает откладывание его по крайней мере до того момента, когда экономическое положение Украины значительно улучшится, а доходы ее граждан резко возрастут

В пятницу во французском Le Monde, вышла разгромная статья «Зигзаги реформ Порошенко в Украине», обличающая стиль управления страной, провал реформ и коррумпированность чиновников. В тот же день британская The Telegraph опубликовала колонку президента Украины Петра Порошенко. В целом она очень сильно контрастирует с тоном европейских изданий, описывая достижения Украины после Евромайдана. Вероятно, если бы и европейские журналисты писали в таком же духе, то процесс предоставления безвизового режима продвигался быстрей.

Очень много о саммите писали бельгийский политический сайт EUobserver.com и датский Berlingske. В статье, вышедшей во вторник, в преддверии визита отдельно указывается на проблемы с коррупцией. Во главу угла в «процессе реформ» ставятся меры по обузданию коррупции в украинской политике: «Введенная под нажимом Евросоюза система электронного декларирования показала, что даже новое поколение послереволюционных руководителей сколотило огромные личные состояния, несмотря на свои скудные зарплаты». И прямо указывают на премьер-министра Владимира Гройсмана. Кроме того, в ней  затрагивается проблема апрельского референдума в Нидерландах, до сих пор не позволяющая полностью запустить в действие Соглашение об ассоциации Украины с ЕС. «Голландский премьер Марк Рютте ведет переговоры со своими оппозиционными политиками, с коллегами по ЕС и с украинскими дипломатами о решении проблемы, которое может повлечь за собой включение новых положений в Соглашение об ассоциации», – отмечается в статье. В частности, ссылаясь на неназванного украинского политика, в ней говорится, что «голландский лидер хочет включить положение о том, что Украина не может вступить в ЕС, не должна осуществлять с ним военное сотрудничество и получать от него какие-то дополнительные средства».

В статье по итогам саммита  EUobserver.com констатирует, что ни Украина, ни Грузия не получат безвизовый режим в этом году из-за позиции Франции и поддержавших ее стран. Тут также подчеркивается, что Франсуа Олланд не хочет вводить либерализацию визового режима по крайней мере до президентских выборов во Франции в апреле 2017 года, чтобы не добавлять очков своим крайне правым оппонентам.

На основании всего вышесказанного можно сделать вывод, что отсрочка решения по безвизовому режиму для Украины на «после  французских выборов» означает откладывание его по крайней мере до того момента, когда экономическое положение Украины значительно улучшится, а  доходы ее граждан резко возрастут, поскольку победа крайне правых на выборах во Франции практически предрешена.

Есть и другой вариант. Существует мнение, что Молдова осенью 2013 года получила безвизовый режим с ЕС в том числе как политическое поощрение за «правильную политику» в отличие от тогдашнего украинского руководства. Возможно, в обозримом будущем ЕС потребуется показать населению некого третьего государства, чем оно может быть вознаграждено за лояльность (возможно, именно поэтому очередному провалу евроинтеграционных устремлений Украины так радовались российские каналы). Но опыт прозападной и либеральной Грузии показывает, что на последний вариант особо рассчитывать не стоит. Бедные – пусть даже и очень прозападные – «партнеры» Евросоюзу не нужны: его страны уже и так перегружены беженцами из бывших колоний. 

Но в целом, как сказал один весьма высокопоставленный европейский дипломат: «Все выше изложенные причины очень важны, но в конце концов на все просто нужна политическая воля. Если она будет, то технически ввести либерализацию можно довольно быстро». 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *